Развитие музыкальной памяти в классе баяна-аккордеона

Разделы: Музыка


В современном музыкальном исполнительстве, пожалуй, нет более сложной, более запутанной и вместе с тем, более актуальной проблемы, чем проблема музыкальной памяти. Вокруг проблемы запоминания музыкального материала издавна велись и ведутся оживлённые споры.

По мнению одних музыкантов (А.Б. Гольденвейзер, Л. Маккиннон, С.И.Савшинский), в заучивании должно преобладать произвольное запоминание, основанное на тщательном изучении и продумывании разучиваемого материала. Согласно другой точке зрения, принадлежащей крупным музыкантам-исполнителям (Г.Г. Нейгауз, К.Н. Игумнов, С.Т. Рихтер, Д.Ф. Ойстрах, С.Е. Фейнберг), запоминание не является специальной задачей исполнителя. В процессе самой работы над художественным содержанием произведения оно запоминается без насилия над памятью. Достижение одинаково высоких результатов при противоположном подходе к делу имеет право на существование и в конечном итоге зависит от личностного склада того или иного музыканта, от его индивидуального стиля [3].

Будучи по структуре способностью сложносоставной, музыкальная память взаимосвязывает различные виды памяти. Так, музыкант-исполнитель опирается в своей практической деятельности на слуховую, эмоциональную, конструктивно-логическую и двигательно-моторную память.

Названные виды памяти могут выступать в самых разнообразных индивидуальных сочетаниях и комбинациях. В то же время необходимо подчеркнуть, что в нормально развитой и правильно организованной музыкальной памяти доминирующую роль всегда будет играть слуховой компонент; последнее обстоятельство определяется самой спецификой музыкальной деятельности. И поскольку музыка – искусство слуховых впечатлений и восприятий, музыкальная память представляет собой, прежде всего, слуховую память [2].

К настоящему времени в теории музыкального исполнительства утвердилась точка зрения, согласно которой наиболее надежной формой исполнительской памяти является единство слуховых и моторных компонентов.

Суть моторной (мускульной) памяти – в автоматизме движений. Так, играя пассаж или какое-либо сложной построение, “память руки” фиксирует взаимосвязь различных звуков, следующих в определенном направлении к тому или иному конечному пункту. Запоминаются не отдельные звуки, а весь звукоряд. Не следует все время смотреть на клавиатуру, на играющие пальцы, так как пальцы двигаются как бы сами по себе, и фиксируются лишь опорные звуки данной фактуры, а остальные становятся достоянием мышечной памяти.

Не стоит отождествлять механичность движений с автоматизмом. Если первое достигается многократными повторениями без осознанного запоминания (“зубрёжкой”), то второе – результат серьёзной аналитической работы, основанной на налаживании слухо-двитательных связей.

Сложность достижения автоматизма движений на баяне-аккордеоне связана с необходимостью совмещения горизонтального движения (меховедение) с вертикальным (ориентация на клавиатуре).

Ученик, начиная с разбора произведения, должен уяснить, что смена меха не может быть произвольной. Она напрямую зависит от фразировки, ритма и темпа. Вертикальные движения связаны с координацией фактуры, голосоведения, согласованности движений рук на левой и правой клавиатуре. Автоматизация этих движений будет способствовать более прочному запоминанию, а в итоге более уверенному поведению на сцене.

Большое значение для развития музыкальной памяти придается предварительному анализу произведения, при помощи которого происходит активное запоминание материала.

После первого ознакомления начинается детальная проработка произведения – вычленяются смысловые опорные пункты, выявляются трудные места, выставляется удобная аппликатура, в медленном темпе осваиваются непривычные исполнительские движения.

На этом этапе продолжается осознание мелодических, гармонических и фактурных особенностей произведения, уясняется его тонально-гармонический план. Осмысленное запоминание, осуществляемое в соответствии с каждым элементом музыкальной формы, должно идти от частного к целому, путем постепенного объединения более мелких частей в крупные [2].

В случае недостатка музыкально-теоретических знаний, необходимых для анализа произведения, рекомендуется обращать внимание на простейшие элементы музыкальной ткани – интервалы, аккорды, секвенции. Хорошо запоминается то, что хорошо понято.

Для того чтобы процесс запоминания протекал наиболее эффективно, необходимо включать в работу деятельность всех анализаторов музыканта, а именно:

  • запоминать текст зрительно и во время игры наизусть представлять его мысленно перед глазами;
  • вслушиваясь в мелодию, пропевая ее отдельно голосом без инструмента, можно запомнить мелодию на слух;
  • “ввыгрываясь” пальцами в фактуру произведения, запоминать ее моторно-двигательно;
  • отмечая во время игры опорные пункты произведения, подключать логическую память.

Чем большее количество органов чувств принимает участие в запоминании музыкального произведения, тем успешнее и скорее дается это запоминание. Если из-за эстрадного волнения один из них “откажет”, то другие заменят его, не допуская перерыва в общем ходе исполнения [3].

Активизация ассоциативного мышления исполнителя сделает намного эффективнее работу по выучиванию музыкальных произведений. Так, в запоминании мелких фигурационных построений большим подспорьем может оказаться выявление лежащего в их основе графического контура нотного текста и его обозначение.

Можно дать этим построениям простые названия, например, “лесенка” или “горка”, или другие, подобные этим, которые могут звучать не “научно” – ведь они выполняют всего лишь вспомогательную функцию: дать название, – значит определить, определить, – значит запомнить. Потом эти “названия” уйдут на второй план, а зрительные, двигательные и слуховые представления успеют сформироваться и лягут в основу игры. Такой способ запоминания пробуждает фантазию, воображение, развивает наблюдательность.

Выученное наизусть произведение нужно регулярно повторять для закрепления в памяти. Но следует учесть, что повторение выученного материала оказывается эффективным тогда, когда оно включает в себя нечто новое, а не простое восстановление того, что уже было. В каждое повторение необходимо всегда вносить элемент новизны – либо в ощущениях, либо в ассоциациях, либо в технических приемах.

Быстрота и прочность заучивания зависит от распределения повторений во времени. Заучивание, распределенное на ряд дней, даст гораздо более длительное запоминание, чем упорное заучивание в один прием. Наилучшие результаты запоминания оказываются, как показывает практика, при повторении материала через день. Не рекомендуется делать слишком большие перерывы при заучивании – в этом случае оно может превратиться в новое выучивание наизусть.

Даже тогда, когда произведение хорошо выучено наизусть, рекомендуется не расставаться с нотным текстом, выискивая в нем все новые смысловые связи, вникая в каждый поворот композиторской мысли. Повторение по нотам должно регулярно чередоваться с проигрыванием наизусть [1].

Выученное наизусть музыкальное произведение необходимо регулярно повторять в медленном темпе, заботясь о том, чтобы слух и сознание тщательно контролировали работу пальцев, чтобы весь материал в представлении был проведён в надлежащий порядок, а само представление стало ясным и отчётливым.

Особого внимания заслуживает предконцертный период, когда музыкант-исполнитель готовится к выступлению на эстраде. Для того чтобы увереннее исполнить пьесу на эстраде, нужно знать ее с большим запасом прочности.

Если ученик начинает сомневаться в своей памяти, он должен “приказать” себе освободиться от внутренней скованности и немедленно переключить свое внимание на ритм, настроение, любой аспект, лишь бы предотвратить нежелательное вмешательство сознания.

Немаловажным фактором в быстроте и прочности запоминания является интерес к изучаемому и сосредоточение на нем внимания. То, что человеку безразлично, имеет тенденцию забываться. Чем ярче впечатление, тем опасность забывания меньше. Только то, что отмечено сознательно, можно припомнить впоследствии по собственной воле.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Маккинон Л. Игра наизусть. – М.: Классика-XXI, 2009.
  2. Петрушин В.И. Музыкальная психология. – М.: Академический проект; Трикста, 2008.
  3. Психология музыкальной деятельности: Теория и практика: учебное пособие / под ред. Г.М.Цыпина. – М.: Академия, 2003.

17.04.2015