Сценарий математического вечера памяти Софьи Васильевны Ковалевской (мероприятие для учащихся 9–11-х классов)

Разделы: Внеклассная работа


“В истории человечества до Ковалевской не было женщины,
равной ей по силе и своеобразию математического таланта”.
С.И. Вавилов

1-я ученица:

Пришлось ли раз вам безучастно,
Бесцельно средь толпы гулять
И вдруг какой-то песни страстной
Случайно звуки услыхать?
На вас нежданною волною
Пахнула память прежних лет,
И что-то милое, родное
В душе откликнулось в ответ.
Спешили вы привычным слухом
Напев знакомый уловить,
Хотелось вам за каждым звуком,
За каждым словом уследить.
Внезапно песня замолчала,
И голос замер без следа.
И без конца, и без начала
Осталась песня навсегда.

Ведущий:

Сегодня нам предстоит сообщить не о приезде какого-нибудь важного принца крови или тому подобного, высокого, но ничего не значащего лица. Нет, принцесса науки, госпожа Ковалевская почтила наш город своим посещением и будет первым приват-доцентом женщиной в Швеции”, - писала в ноябре 1883 года одна влиятельная демократическая стокгольмская газета.

Событие это было действительно из ряда вон выходящим. Несмотря на то, что исследования Софьи Васильевны Ковалевской в области математики явилось выдающимся вкладом в науку, однако во многих странах, в том числе и в России, путь на университетскую кафедру ей был закрыт. И только вновь открытый Стокгольмский университет нарушил вековые традиции, согласно которым чтение лекций в высших учебных заведениях являлось привилегией мужчин.

Природа щедро одарила талантами эту замечательную женщину. Учёный, писатель, поэт, публицист, критик, активный участник общественного движения шестидесятых годов 19 века – вот далеко не полный перечень граней её многосторонней натуры. Её имя золотыми буквами вписано в историю русской науки, русской общественной мысли и литературы.

С. В. Ковалевская родилась 15 января 1850 года в Москве, в семье полковника Василия Крюковского. В 1958 году отец Софьи Васильевну в чине генерала-лейтенанта вышел в отставку и переехал в родовое имение Палибино, что недалеко от границы с Литвой. Здесь в обстановке провинциального помещичьего быта и прошло детство и юность Ковалевской. Огромное влияние на Софью оказывала её старшая сестра Анна Васильевна, чьим близким другом был Фёдор Михайлович Достоевский. Познакомилась с великим писателем и Софья Васильевна.

2-я ученица:

“Из воспоминаний детства”

По мере того, как отношения между Достоевским и моей сестрой портились, моя дружба с ним всё возрастала. Я восхищалась им с каждым днём всё более и более и совершенно подчинилась его влиянию. Он, разумеется, замечал моё беспредельное поклонение себе, и оно ему было приятно. Постоянно он ставил меня в пример сестре.

Случалось Достоевскому высказать какую – нибудь глубокую мысль или гениальный парадокс – сестре вдруг вздумается притвориться непонимающею; у меня глаза горят от восторга – она же нарочно ответит пошлой, избитой истиной. Фёдор Михайлович называл меня своим другом, и я пренаивно верила, что стою ближе к нему, чем старшая сестра, и лучше его понимаю. Меня даже пресерьёзно начинала беспокоить мысль, как бы не обиделась сестра тем предпочтением, которое оказывает мне Достоевский. Однако моим иллюзиям на этот счёт предстояло в ближайшем будущем жестокое крушение.

С. В. Ковалевская:

Автобиографический рассказ

“Любовь к математике проявилась у меня впервые следующим образом. В 20 верстах от нашего имения жил дядя, брат отца – Пётр Васильевич, – любимым занятием которого было чтение. Несмотря на разницу наших лет, у меня завязалась с дядею тесная дружба. Дядя рассказывал мне сказки, учил меня играть в шахматы. Дядя говорил мне о квадратуре круга, об асимптотах и о многих других вещах, которые представлялись чем-то таинственным и особенно привлекательным.

Первоначальным систематическим обучением математике я обязана И. И. Малевичу. Когда я начинала учиться, арифметика не особенно меня интересовала. Только ознакомившись несколько с алгеброю, я почувствовала настолько сильное влечение к математике, что стала пренебрегать другими предметами.

Позже наш сосед по имению, профессор Тыртов, привёз нам свой элементарный учебник физики. Затем, через некоторое время, когда зашла речь с Тыртовым по поводу его книг, рассказала ему как сама дошла до объяснения тригонометрических формул. Тыртов тот час же отправился к отцу и стал горячо убеждать его в необходимости учить меня математике самым серьёзным образом.

В следующем году я вышла замуж за В. О. Ковалевского и вскоре отправилась в Гейдельберг чтобы продолжить занятия математикою.”

Драма “С. В. Ковалевская”

Действующие лица:

- Софья Васильевна Ковалевская;

- Виктор Онуфриевич Ковалевский – учёный-палеонтолог;

- Иван Платонович Левкоев – академик;

- фрау Шведлиц – хозяйка пансиона;

- Шведлиц – профессор математики.

Комната в пансионе фрау Шведлиц. Одна половина С. В. Ковалевской, другая – В. О. Ковалевского. Комната перегорожена шкафом. Стук в дверь.

С. В. К. - Войдите.

Входит фрау Шведлиц.

Ф. Ш. - Господин профессор Шведлиц высказал согласие познакомиться с вами, фрау Ковалевская. Но прошу вас, не задерживайте брата, иначе остынет праздничный пирог.

Л. - Я полагаю, нам лучше удалиться.

Уходят с Ковалевским в другую половину.

Входит профессор Шведлиц в ермолке и в очках. Он говорит резким голосом.

Ш. - Кто здесь желал меня видеть? (протягивает руку) Шведлиц, профессор, тайный советник. Говорите быстрее, сударыня. Что вам угодно?

С. В. К. - Господин профессор... У меня к вам огромная просьба. Я верю, что вы не откажете мне. Я так наслышана о вашей доброте, господин профессор

Ш. - (роясь в кармане) Сколько? На много не рассчитывайте.

С. В. К. - Господин профессор, я вас не понимаю.

Ш. - Пожертвование! Я не интересуюсь, на какие цели. Говорите прямо – сколько?

С. В. К. - (вспыхнув) Как вы смеете...

Ш. - Простите, но тогда здесь недоразумение. Какие могут быть дела у вас ко мне? Я давно уже перестал быть полезен дамам, к сожалению. Честь имею (направляется к двери).

С. В. К. - Нет, нет, профессор, именно вы необходимы. Вы – моя последняя надежда.

Ш. - Странно. Что же вам, наконец, угодно?

С. В. К. - Я занимаюсь математикой.

Ш. - Вы?! Сударыня, у меня нет времени для шуток.

С. В. К. - Клянусь вам, это не шутка.

Ш. - Вы чересчур красивы, чтобы заниматься такими глупостями. Это удел стариков и уродов.

С. В. К. - Если вы не прекратите шутливый тон, профессор...

Ш. - То что будет?

С. В. К. - Вам придётся есть пирог в холодном виде (запирает дверь)

Ш. - Я выпрыгну в окно, сударыня. Мне ведь только 72 года. Вы начинаете мне нравиться. Что вы хотите? Излагайте быстро.

С. В. К. - Умоляю вас, разрешите мне посещать ваши лекции...

Ш. - Что?! Мои лекции? Закон Ньютона ещё не отменён господом Богом, и яблоки пока ещё падают вниз. Вот когда они, срываясь с ветки, будут лететь вверх, а параллельные линии начнут пересекаться, тогда милости прошу на мою лекцию... Откройте дверь.

С. В. К. - И не подумаю.

Ш. - Тогда я позову на помощь – пусть взломают дверь.

С. В. К. - Когда её взломают, я скажу, что давно люблю вас и у нас маленький, но прелестный роман. Поверьте, что я способна на это.

Ш. - Сударыня, вы мне отвратительны.

С. В. К. - А вы мне ничуть! Разрешите мне посещать ваши лекции или я задушу вас в объятьях.

Ш. - Хм...Хм... Откройте дверь.

С. В. К. - Пожалуйста.

Шведлиц идёт у двери. На пороге фрау Шведлиц.

Ф. Ш. - Клаус, стынет пирог.

Ш. - Сейчас, сейчас, Гертруда. (Софье) Вот что. Я позволю слушать мои лекции при условии, что вы решите одну задачу. Перо! Бумагу!

Софья подносит бумагу, чернила. Шведлиц что-то чертит.

С. В. К. - Я вам так благодарна... (углубляется в задание)

Ш. - (тихо сестре) Я ничем не рискую. Даже профессору требуется для этого целый день. Пусть знают эти дамы, как лезть в науку! (Софье) Итак, сударыня, два часа. Желаю успеха (выходит с сестрой).

Из-за перегородки появляются Левкоев и Ковалевский.

Л. - Ну, что? Мы помирали со смеху, слушая ваш научный диспут...

С. В. К. - (склонившись над задачей) Ради бога, не мешайте мне (выходит).

Л. - (глядя ей вслед) Какое своеобразное творение природы... Вам должно быть трудно с ней?

К. - Софья Васильевна очень сложный человек. С ней как у подножия Везувия.

Л. - Вы любите её?

К. - К несчастью. Но ради бога, Иван Платонович, она не подозревает об этом...

Л. - Почему к несчастью?

К. - Потому что эта любовь не только без настоящего, но и без будущего.

Л. - Голубчик, ну зачем же такой пессимизм?

К. - Я чересчур исследователь, Иван Платонович, и значит реалист. Что греха таить, наружность моя... мало примечательна для того, чтобы привлечь сердце женщины, столь красивой.

Л. - Это, батенька, хуже.

К. - Но всё же я не совсем несчастен. И рад, что имею возможность существовать подле неё..., видеть её..., слышать её голос...

Л. - Я понимаю вас, голубчик. Когда-то в ваши годы я был влюблён в итальянскую примадонну. Ежевечернее я смотрел на моё божество и, вообразите себе, был счастлив, хотя нас разделял целый зал.

К. - Вас разделял только зал, а нас разделяет вселенная, хотя я рядом с ней. У меня решительно нет больше сил длить эту муку. В ближайшие дни я уезжаю в Лондон.

С. В. К. - (входит в комнату, кричит) Господин профессор! Господин профессор!

Входит Шведлиц с салфеткой, повязанной у шеи.

Софья делает жест Левкоеву и Ковалевскому, они выходят.

Ш. - Что вам угодно?

С. В. К. - (протягивает бумагу) Вот.

Ш. – Вы решили? (снимая очки, садится в кресло) Когда?

С. В. К. - Сейчас. Только что.

Ш. - Не может быть! Это чудо... Понимаете ли вы, что это чудо, чёрт вас подери! За такой срок решить мою задачу! (снимает салфетку, вытирает лоб)

С. В. К. - Я...я не виновата.

Ш. - Вы давно занимаетесь математикой?

С. В. К. - С детства.

Ш. - То есть как?

С. В. К. - Смешная история! У нас дома была комната, которая по недостатку обоев, была оклеена страницами из учебника по дифференциальному исчислению. Мне нравилось разглядывать забавные задачи. И вообразите, господин профессор, когда я позднее изучала бесконечно малые величины, учитель удивился: я всё это знала наперёд. Не правда ли смешно?

Ш. - Мадам, вы являетесь нарушением законов природы. Я удивляюсь, возмущаюсь, но подчиняюсь.

С. В. К. - Благодарю Вас.

Ш. - Я не могу разрешить посещение лекций.

С. В. К. - Что же делать?

Ш. - Не знаю. Ничем не могу помочь. Во всяком случае, спасибо вам за то, что вы дали мне возможность видеть чудо. Честь имею.

2-я ученица:

Если ты в жизни хоть на мгновение
Истину в сердце своём ощутил
Если луч правды сквозь мрак и сомненье
Ярким сияньем твой путь озарил:
Чтобы в решеньи своём неизменном
Рок не назначил тебе впереди –
Память об этом мгновеньи священном
Вечно храни, как святыню, в груди.
С. В. Ковалевская:

“Несмотря на все просьбы и старания, мне не удалось получить разрешение посещать университет. Тогда во мне принял участие профессор Вейерштрасс. Он предложил мне заниматься со мною частным образом. Слушая лекции Вейерштрасса, я в то же время стала готовиться к достижению докторской степени. Я за два года своего пребывания в Берлине сделала целых три работы, а именно: по чистой математике – “О дифференциальных уравнениях с частными производными”, и “О приведении некоторого класса Абелевых функций к функциям эллиптическим” и третью астрономическую – “О форме колец Сатурна”. Все эти работы я и представила в Геттингенский университет”.

Ведущий:

В июле 1874 года Геттингенский университет присудил Ковалевской степень доктора философии “С высшей похвалой”, доктора математических наук и магистра изящных наук. Ей было только 24 года!

С. В. Ковалевская:

“В 1874 году я вернулась в Россию. Условия жизни гораздо менее способствовали моим научным занятиям, чем в Германии. За всё время пребывания в России я не сделала ни одной самостоятельной работы. Единственно, что меня ещё несколько поддерживало, - это переписка и обмен мыслей с моим милым учителем Вейерштрассом”

Ведущий:

В Российских университетах Ковалевским места не было. Им предложили работать в газете “Новое время”. В ней печатались Некрасов, Тургенев, Салтыков-Щедрин. Софья Васильевна стала писать статьи и рецензии, в которых рассказывала читателям о новых открытиях в различных областях науки и техники. В это время Софья Васильевна сдружилась с Тургеневым и возобновила знакомство с Достоевским. Она вращалась в кругу учёных, среди которых были химики Менделеев и Бутлеров, математик Чебышев, физик Столетов и естествоиспытатель Сеченов.

В 1878 году у Софьи Васильевны родилась дочь.

С. В. Ковалевская:

“В России от серьёзных научных занятий меня отвлекали различные обстоятельства: и само общество, и те условия, в которых приходилось жить. В то время всё русское общество было охвачено духом наживы и разных коммерческих предприятий. Это течение захватило и моего мужа и мня самое. Но всё окончилось крахом и привело нас к полному разорению”

Ведущий:

Трудным оказался для Ковалевской 1883 год. Втянутый в финансовые махинации и обвинённый в нечестности, покончил с собой Владимир Онуфриевич Ковалевский. И Софье Васильевне пришлось много трудиться, чтобы восстановит доброе имя мужа. В конце этого же года её приглашают в Стокгольмский университет, и она навсегда покидает Россию...

С.В.Ковалевская:

“За год моего пребывания в Швеции я много и серьёзно работала. Там я написала самую важную из моих математических работ, за которую получила от Парижской Академии наук высшую награду – премию Бордена и от Академии наук Швеции – премию короля Оскара II.

В этой работе я исследовала вопрос “О движении твёрдого тела вокруг неподвижной точки под влиянием силы тяжести”.

Как я уже сказала раньше, я поселилась в Швеции с 1883 года, и за это время так освоилась с тамошнею жизнью, что чувствую себя там как дома. У меня большой круг знакомых и мне приходится часто бывать в обществе. Даже езжу ко двору. Что касается шведского общества, то я должна сказать, что образованная часть его мало отличается от общества петербургского; но если взять всё общество, то в Швеции оно стоит, конечно, неизмеримо выше, чем в России.

Король Оскар – милый и образованный человек”.

Ведущий:

Софья Васильевна стала знаменитостью. Английский математик Джон Сильвестр написал в её честь сонет, в котором назвал её “небесной музой”. Благодаря стараниям великого русского математика Чебышева, Петербургская Академия наук избрала Ковалевскую своим почётным членом-корреспондентом.

О ней писали газеты и журналы всего мира, её чествовали на многочисленных вечерах. Но, несмотря на успехи и почести, Софья Васильевна чувствовала себя одинокой и глубоко тосковала по Родине.

3-я ученица:

“13 апреля”

Сказка старая на память
Неотступно мне приходит,
Кто герой, кто героиня,
Где та сказка происходит,
Я сама сказать не в силах.
Вижу дом просторный, древний,
Сад запущенный, тенистый,
Видно барская деревня.
У открытого окна
Вся семья сидит за чаем
Воздух, в комнату врываясь,
Пахнет свежестью и маем.
Самовар шипит уныло,
И скрипят часы стенные.
...Из дверей соседней залы
Льются звуки фортепиано.
Вот герой и героиня
Тихо в сад с балкона сходят,
По аллеям тёмным сада
Рука об руку проходят.
Оба молоды, счастливы,
Смех беспечен их и звонок.
Он едва оставил школу,
И она почти ребёнок.
Жизнь влечёт, манит обоих.
Оба чувствуют так живо.
Жизни, страсти и волненья
Оба ждут нетерпеливо.

Ведущий:

Ковалевская знала французский, немецкий, английский и шведский языки, но всю жизнь мечтала преподавать и работать у себя на Родине. Однако для ученого с мировым именем снова не нашлось места в России.

В последние годы своей жизни С.Ковалевская увлеклась литературной деятельностью, работая над повестью о великом революционере и демократе Чернышевском.

(все выходят на сцену)

1-й ученик:

В конце января 1891 года по дороге из Франции в Швецию Софья Васильевна сильно простудилась и заболела воспалением лёгких; 10 февраля 1891 года, в полном расцвете творческих сил, Ковалевская скончалась.

Из разных концов Европы и из России прибыли письма, телеграммы, цветы. В речи на похоронах известный учёный и общественный деятель Максим Ковалевский сказал: “Софья Васильевна! Благодаря вашим знаниям, вашему таланту и вашему характеру, вы всегда были и будете славой нашей Родины. Недаром оплакивает вас вся учёная и литературная Россия... Вам не суждено было работать в родной стране, и Швеция приняла вас... Но работая по необходимости вдали от родины, вы сохранили свою национальность, вы оставались верной и преданной той России, которой принадлежит будущее...”

1-я ученица:

Ковалевская прожила короткую, но яркую жизнь. Многое ей довелось пережить: научную славу и литературное признание, сомнения и неуверенность, недовольство собой и одиночество. Но, “Коротка или продолжительна жизнь – это вопрос второстепенный; вся суть в том, насколько она богата содержанием – для себя и других. А при такой точке зрения жизнь Ковалевской длиннее жизни большинства людей. Она жила ускоренной жизнью...”

1-й ученик:

Ф. Леффлер “На смерть Ковалевской”

Душа из пламени и дум!
Пристал ли твой корабль воздушный
К стране, куда парил твой ум,
Призыву истины послушный?
Прощай! Тебя мы свято чтим,
Твой прах в могиле оставляя:
Пусть шведская земля над ним
Лежит легко, не подавляя...
Прощай! Со славою твоей
Ты навсегда расставшись с нами
Жить будешь в памяти людей
С другими славными умами.
Покуда звёздный чудный свет
С небес на землю будет литься,
Кольцо Сатурна не затмится.

(все уходят со сцены)

Викторина

1. Назовите даты жизни С.В.Ковалевской (15.01.1850 – 10.02.1891г.)

2. За какой труд С.В.Ковалевской была присуждена премия Парижской Академии наук? (“Задача о вращении твёрдого тела вокруг неподвижной точки” (волчка))

3. Под каким девизом С.В.Ковалевская послала работу в Парижскую Академию наук на соискание Борденовской премии? (“Говори, - что знаешь, делай, - что должен, будь - чему быть!”)

4. Какую драму написала С.В.Ковалевская? (“Борьба за счастье”, в 1994 г. была поставлена в одном из Московских театров).

5. Ещё какие литературные произведения С.В.Ковалевской знаете? (“Воспоминания детства”, “Сёстры Раевские”, роман “Нигилистка”, стихотворения).

6. Кто написал стихотворение “На смерть Ковалевской”? (Фриц Леффлер).