Эссе: «Летопись моей семьи в Великой Отечественной войне»

Разделы: Краеведение, Патриотическое воспитание, Конкурс «Мы мир храним, пока мы помним о войне»


Великая Отечественная война 1941 – 1945гг. словно громадная, зловещая птица, пролетела над человечеством, нет ни одной семьи, которой бы она не коснулась.

Моей матери, Борисовой Анастасии Михайловне (31.12.1924 – 27.07 2014), было 17 лет, когда началась Великая Отечественная война. Вся её жизнь, размеренная, спокойная, рухнула в одночасье. Как и все москвичи, не участвующие в сражениях, она была мобилизована на завод по производству боеприпасов.

Тогда юная Настя ощутила на себе, что значит работать до обморока, без выходных, без права на недомогание и всегда голодной, ведь её карточка на кусочек хлеба должна была прокормить ещё и её маму, иждивенку, так как хлеб выделялся только работникам тыла.

Каждое утро мама Насти занимала очередь за хлебом в магазине, там стояли самые слабые, старые и больные, всё надеялись: вот сегодня точно привезут хлеб и можно будет отоварить карточки, но часто шестичасовые ожидания кончались разочарованием: хлеба не было.

В один из таких дней, моя бабушка Люба, а мамина мама, простояв поздней осенью в очереди (кто – то распустил слух, что привезли хлеб) много часов в галошах, простудила ногу, та стала болеть, чернеть, а когда осмотрел её врач, то диагноз был неутешительный – гангрена.

Отказавшись от ампутации, моя бабушка фактически сгорала в страшнейших мучениях, ведь антибиотиков ещё не изобрели. Самое ужасное было то, что она находилась в полном одиночестве, ведь её дочь Настя работала на заводе с самого утра до поздней ночи. Много лет спустя моя мама всегда плакала, вспоминая, как ничем не могла ей помочь, а в ушах всегда стоял крик боли и ужаса.

Смерть матери явилась для Насти «точкой невозврата», она внешне была спокойна, но внутреннее состояние было на грани отчаяния, она замкнулась и перестала общаться с внешним миром, не уходила ночевать домой с завода, а те несколько часов, положенные для сна, проводила лёжа у станка, не замечая неудобств. В наши дни, любой врач поставил бы диагноз - депрессия.

Стране в этот сложный период необходима была древесина, поэтому всех, кто не мог держать ружье (а это в основном женщины), мобилизовали на лесоповал. В этот список попадали одинокие люди, поэтому моя мама, ставшая сиротой, была мобилизована на лесоповал Подмосковья, в Шатуру.

Там обратили внимание на девочку с лицом старушки (ведь кожа была обморожена и вздувалась, словно морщины), которая не участвовала ни в каких разговорах. Началась зима. Надо отдать должное руководству того времени: всех женщин хорошо обмундировали: ватные брюки, телогрейки, валенки. Валили лес в три смены, бывало даже ночью, при свете костров, где заодно и обогревались.

В одну из таких смен, моя мама, пригревшись у костра, вытянув окоченевшие ноги, не заметив, как уснула, спалила подошву у валенок, а мороз стоял 40 градусов. Для нас, казалось бы, чего проще, идти в ближайший населённый пункт, или на склад, или в магазин и получить валенки. Но это была ВОЙНА, и получить эти заветные валенки оказалось делом длительного времени, а работу для фронта надо было продолжать, хотя бы и в обмотках.

Зато какую радость испытала Настя, получив в конце мучений прекрасные «Бурки», а не валенки. Когда, много лет спустя, моя мама в очередной раз рассказывала эту историю, она светилась от счастья, словно не было холода, боли, усталости.

Вопреки всему, тяжёлая работа на лесоповале привела постепенно, мою маму к желанию жить. Я думаю во многом, это произошло потому, что она увидела в своих «товарках», как тогда говорили, таких же несчастных людей, опалённых крылом зловещей птицы под названием Война. Всем известно, что горе легче перенести среди людей, разделяющих твоё горе.

На лесоповале моя мама провела два года, а все последующие годы, вплоть до окончания Великой Отечественной войны, Анастасия Михайловна была тружеником тыла, выполняла всё, что велела Родина: рыла окопы вокруг Москвы, тушила зажигательные смеси на крышах домов и работала на оборонном заводе. За это была награждена званием Ветеран Великой Отечественной войны, Ветеран труда.

Моя мама прожила долгую жизнь, родила троих детей, до девяностолетия ей не хватило всего полугода, здоровья она была отменного, благодаря страшной «прививке» под названием ВОЙНА.

Я уверена, что миллионы людей пережили то же, что и моя мама, ведь война опалила все семьи, но больше всего - в бывшем Советском союзе.

Наша память о героизме простых людей, приблизивших победу над фашизмом, и свеча, поставленная в храме - самая лучшая плата за их подвиг.

Семейная летопись помогает нашим детям и внукам не поддаться ложным «перевёртышам», какие пытаются вставить в историю некоторые страны.

Будем помнить историю, и чтить корни наши!!