Бессмертный подвиг твой не забыт!

Разделы: Технология, Работа с дошкольниками, Конкурс «Мы мир храним, пока мы помним о войне»

Класс: д/с

Ключевые слова: Великая Отечественная война, Зоя Космодемьянская


Зоя Анатольевна Космодемьянская

Избивали фашисты и мучили,
Выгоняли босой на мороз.
Были руки веревками скручены,
Пять часов продолжался допрос.
На лице твоем шрамы и ссадины,
Но молчанье ответом врагу…
Деревянный помост с перекладиной,
Ты босая стоишь на снегу.
Нет, не плачут седые колхозники,
Утирая руками глаза, —
Это просто с мороза, на воздухе
Стариков прошибает слеза.
Юный голос звучит над пожарищем,
Над молчаньем морозного дня:
— Умирать мне не страшно, товарищи,
Мой народ отомстит за меня!
Юный голос звучит над пожарищем:
— Умирать мне не страшно товарищи.
Агния Барто

Биография Зои

Зоя Космодемьянская родилась 13 сентября 1923 года в селе Осино-Гай (Осинов Гай / Осиновые Гаи) Тамбовской губернии (ныне Гавриловский район Тамбовской области). По другим источникам родилась 8 сентября.

Отец - Анатолий Петрович Космодемьянский, учитель, из духовного сословия.

Мать - Любовь Тимофеевна (в девичестве Чурикова), учительница. Фамилия происходит от названия церкви святых Козьмы и Дамиана, где служил их предок (на языке богослужения она писалась как «Козьмодемьянский»).

Дед - Пётр Иоаннович Козьмодемьянский был священником Знаменской церкви села Осино-Гай. Со слова старожилов села, в ночь на 27 августа 1918 года он был схвачен большевиками и после жестоких истязаний утоплен в Сосулинском пруду. Труп его был обнаружен лишь весной 1919 года и был похоронен рядом с церковью, которая была закрыта советской властью в 1927 году.

Младший брат - Александр Космодемьянский, советский танкист, Герой Советского Союза. После гибели Зои отправился на фронт в возрасте 17 лет, желая отомстить за смерть сестры. Воевал на танке КВ, на котором он сделал надпись «За Зою». Известен подвигами во время штурма Кёнигсберга. 6 апреля 1945 года Александр в Кёнигсберге на САУ СУ-152 самостоятельно форсировал канал Ландграбен, уничтожил там батарею противника и удерживал плацдарм до создания переправы советских войск. 8 апреля батарея САУ СУ-152 под его командованием захватила ключевой пункт обороны Кёнигсберга форт «Королева Луиза». 13 апреля 1945 года в бою с противотанковой батареей противника на северо-западе Кёнингсберга, после того как его САУ была подбита, при поддержке других САУ под его командованием, вступил в стрелковый бой с немецкой пехотой и захватил ключевой опорный пункт в городке Фирбруденкруг, был смертельно ранен в этом бою.

Родители Зои

В 1929 году семья Космодемьянских оказалась в Сибири. По некоторым данным, они были сосланы за выступление отца против коллективизации. По свидетельству матери, опубликованному в 1986 году, бежали в Сибирь, спасаясь от доноса. В течение года семья жила в селе Шиткино (Иркутская область) на Бирюсе, однако затем сумела переехать в Москву - возможно, благодаря хлопотам сестры Любови Ольги, служившей в Наркомпросе. В книге «Повесть о Зое и Шуре» Любовь Космодемьянская сообщает, что переезд в Москву произошёл после письма её сестры.

Зоя Космодемьянская в юности

 

Семья жила на дальней окраине Москвы, недалеко от железнодорожной станции Подмосковная сначала на Старом шоссе (ныне ул. Вучетича в районе Тимирязевского парка), затем в двухэтажном деревянном доме в Александровском проезде, дом № 7 (ныне район Коптево, по улице Зои и Александра Космодемьянских, 35/1; дом не сохранился). В 1933 году отец умер после операции. Зоя и её младший брат Александр остались на руках матери. В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. В октябре 1938 года Зоя вступила в ряды Ленинского комсомола.

Зоя и Александр Космодемьянских

 

Зоя с мамой и братом

Зоя Космодемьянская в годы войны

31 октября 1941 года Зоя в числе 2000 комсомольцев-добровольцев явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». Секретарь МГК комсомола А.Н.Шелепин и руководители разведывательно-диверсионной войсковой части № 9903 предупредили новобранцев, что участники операций по сути являются смертниками, так как ожидаемый ими уровень потерь разведывательно-диверсионных групп составлял 95 %, причём существенная часть диверсантов-новобранцев скорее всего погибнет от пыток немцев в случае попадания в плен, поэтому те, кто не согласны мучительно умереть, должны покинуть разведшколу. Космодемьянская, как и большинство её товарищей, остались в разведшколе. После короткого обучения продолжительностью три дня Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с заданием по минированию дороги. И.В.Сталиным в тот момент было принято решение применить в широких масштабах тактику выжженной земли. Вышедший 17 ноября Приказ ВГК № 428 предписывал лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог».

 

Боевое задание группы Зои Космодемьянской

Во исполнение приказа № 428, 18 (по другим сведениям - 20) ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П. С. Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б.С.Крайнов получили задание сжечь в течение 5-7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево (Верейский район) (ныне Рузский район Московской области). Для выполнения задания диверсантам выдали бутылки с зажигательной смесью и сухой паёк на 5 дней. Несмотря на то, что скорее всего диверсантам предполагалось поджигать дома, в которых находились немецкие солдаты с автоматическим оружием, из вооружения диверсантам были выданы только пистолеты, в том числе имевшие проблемы с механикой взвода. Поскольку костры могли демаскировать диверсантов, предполагалось, что они будут спать на морозе в лесу без огня и согреваться с помощью алкоголя, для чего диверсантам выдали по бутылке водки. Выйдя на задание вместе, обе группы диверсантов (по 10 человек в каждой) у деревни Головково (10 км от Петрищева) попали в засаду, организованную как часть боевого охранения сёл, используемых для логистики немецких войск. Не имея серьёзного оружия, диверсанты понесли тяжёлые потери и частично рассеялись. Часть диверсантов попали в плен. Веру Волошину из группы нацисты зверски пытали, пытаясь узнать, какое задание имеет группа. Не добившись результата, нацисты повезли её на казнь. Жестоко избитая Вера поднялась и выкрикнула перед смертью: «Вы пришли в нашу страну и найдёте здесь свою смерть! Москву вам не взять... Прощай, Родина! Смерть фашизму!». Остатки диверсионной группы объединились под командованием Бориса Крайнова. Поскольку их товарищи умерли на допросах, но не раскрыли цель диверсии, они смогли продолжить выполнение задания. 27 ноября в 2 часа ночи Борис Крайнов, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома (жителей Кареловой, Солнцева и Смирнова). На допросе Зоя заявила также, что ей удалось уничтожить 20 лошадей для транспортировки грузов нацистами в хозпостройках сожжённых дворов. Смирнова А.В. подтвердила этот факт своими показаниями. Подруга Зои по диверсионной школе Клавдия Милорадова утверждает, что один из сожжённых Зоей домов использовался как немецкий узел связи. Дом семьи Ворониных в селе по показаниям свидетелей действительно использовался как штабное помещение для офицеров перемещаемых войск, но не был сожжён. Многие участники диверсионной группы отмечают, что были подожжены дома, в которых немецкие солдаты ночевали, а также держали во дворах своих лошадей, использующихся для перевозки военных грузов.

После первой попытки поджога Крайнов не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, вернувшись к своим. Позднее Клубков был также схвачен немцами. Зоя, разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги. Однако немецкие военные власти в деревне к тому времени организовали сход местных жителей, на котором создали ополчение во избежание дальнейших поджогов. Его члены носили на руках белые повязки.

Зоя Космодемьянская в плену

 Вечером 28 ноября при попытке поджечь сарай Свиридова Космодемьянская была замечена хозяином. Вызванные им квартировавшие у него немцы около 7 часов вечера схватили девушку. По свидетельству односельчан, Свиридов за это был награждён немцами бутылкой водки. Свиридов был членом организованной немцами для предотвращения поджогов самообороны и носил белую повязку как отличительный знак. Впоследствии Свиридов был приговорён советским судом к расстрелу. Известно, что Космодемьянская не отстреливалась. При этом её личный револьвер № 12719 оказался у её подруги Клавдии Милорадовой. По её словам, они обменялись оружием потому, что её пистолет не имел самовзвода. Она уходила на задание раньше, и Космодемьянская отдала ей более надёжное оружие, а произвести обратный обмен подруги не успели. Часть исследователей предполагает, что Зоя не успела привести оружие в боевое состояние. В ряде источников (книга «Повесть о Зое и Шуре», фильм «Битва за Москву») рассказывается версия, что командир немецкого 332-го пехотного полка 197-й пехотной дивизии подполковник Людвиг Рюдерер допрашивал Зою лично. Иосиф Сталин, узнав о зверской казни Космодемьянской, распорядился не брать в плен солдат и офицеров 197-й дивизии. Известно, что допрос вели три офицера и переводчик в доме Василия и Прасковьи Кулик. На допросе Зоя назвалась Таней и не сказала ничего определённого. Имя Таня, которым назвалась Зоя, было выбрано ей в память казнённой во время Гражданской войны Татьяны Соломахи. По свидетельствам Прасковьи Кулик, Зою раздели догола и пороли ремнями. Затем жители села Петрушкина, Воронина и другие видели, как приставленный к Космодемьянской часовой на протяжении четырёх часов периодически водил её босой в одном белье по улице на морозе. До получаса они вдвоём оставались на улице, затем часовой заходил на 15 минут погреться и заводил Космодемьянскую в дом. Ноги Зои получили обморожение, проявление которого видела Прасковья Кулик. Около 2 часов ночи охранник сменился. Он позволил Зое лечь на лавку, где она пробыла до утра. По показаниям свидетелей, в избиениях Космодемьянской участвовали А.В.Смирнова и Ф.В.Солина, имущество которых пострадало от поджогов. За это впоследствии они были осуждены по статье 193 Уголовного кодекса РСФСР за коллаборационизм и расстреляны. В 10:30 следующего утра Космодемьянскую вывели на улицу, где уже была сооружена виселица; на грудь ей повесили табличку с надписью на русском и немецком языках: «Поджигатель домов». Когда Космодемьянскую подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой, крикнув: «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала...».

Саму казнь одна из свидетельниц описывала так: «До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать... При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть - это моё достижение». После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Немецкий офицер злобно заорал. Но она продолжала: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», - всё это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды встала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись». Снимки казни Зои были найдены у одного из убитых солдат вермахта под деревней Потапово близ Смоленска.

Казнь Зои

 

Тело Космодемьянской провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу, и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни. В акте опознания трупа от 4 февраля 1942 года, проведённого комиссией в составе представителей ВЛКСМ, офицеров Красной Армии, представителя РК ВКП(б), сельсовета и жителей села, об обстоятельствах гибели на основании показаний очевидцев обыска, допроса и казни установлено, что комсомолка Космодемьянская З.А. перед казнью произнесла слова призыва: «Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побеждён». Обращаясь к немецким солдатам, Зоя Космодемьянская сказала: «Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько нас ни вешайте, но всех не перевешаете, нас 170 миллионов».

Похороны Зои Космодемьянской

О судьбе Зои стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной в газете «Правда» 27 января 1942 года. Автор случайно услышал о казни в Петрищеве от свидетеля - пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им...» Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью. Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня». 16 февраля 1942 года она была награждена Медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза и Орденом Ленина (посмертно).

Предательство Василия Клубкова

Есть версия, что Зою Космодемьянскую предал её товарищ по отряду, комсорг Василий Клубков. Она основывается на материалах дела Клубкова, рассекреченных и опубликованных в газете «Известия» в 2000 году. Клубков, явившийся в начале 1942 года в свою часть, заявил, что он был взят в плен немцами, бежал, снова был схвачен, снова бежал и сумел добраться до своих. Однако на допросах изменил свои показания и заявил, что был схвачен вместе с Зоей и выдал её, после чего согласился сотрудничать с немцами, прошёл обучение в разведшколе и был отправлен с разведывательным заданием.

Из протокола допроса Клубкова от 11–12 марта 1942 года: «- Как меня только сдали офицеру, я проявил трусость и рассказал, что нас всего пришло трое, назвав имена Крайнева и Космодемьянской. Офицер отдал на немецком языке какое-то приказание немецким солдатам, они быстро вышли из дома и через несколько минут привели Зою Космодемьянскую. Задержали ли они Крайнева, я не знаю. - Вы присутствовали при допросе Космодемьянской? - Да, присутствовал. Офицер у неё спросил, как она поджигала деревню. Она ответила, что она деревню не поджигала. После этого офицер начал избивать Зою и требовал показаний, но она дать таковые категорически отказалась. Я в её присутствии показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов, и что она подожгла южную окраину деревни.

Космодемьянская и после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что Зоя молчит, несколько офицеров раздели её догола и в течение 2-3 часов сильно избивали резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». После чего её увели, и я её больше не видел...» Клубков был расстрелян за измену Родине 16 апреля 1942 года. Его показания, как и сам факт его присутствия в деревне во время допроса Зои, не находят подтверждения в других источниках. К тому же показания Клубкова путаны и противоречивы: сначала он говорит, что Зоя при допросе у немцев назвала его имя, затем говорит - не называла его имени; заявляет, что он не знал фамилии Зои, далее утверждает, что назвал её по имени и фамилии, и так далее. Даже деревню, где погибла Зоя, он называет не Петрищево, а «Пепелище». Непонятной остаётся и цель немецких пыток: ведь Клубков уже рассказал немцам всё, что могла знать Зоя.

Приложение. Путешествие по страницам истории