Восточнославянское население приморья

Разделы: История и обществознание


Приморье является территорией позднего освоения. В наши дни основную часть населения составляют русские. Однако они оказались наименее изученными в этнокультурном отношении по сравнению с другими народами региона. Единственным обобщающим исследованием в этой области до сих пор остается серия трудов профессора Дальневосточного университета А.П.Георгиевского "Русские на Дальнем Востоке", опубликованная в 1926-1929 гг.

Лишь в 1991 г. в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН было организовано подразделение для изучения региональных групп восточных славян - русских, украинцев, белорусов. Анализ нормирования населения показал, что увеличение доли русских происходит за счет вторичной консолидации восточных славян, а также ассимиляции неславянских народов.

Согласно переписи 1989 г.из 4431481 чел., проживающих в Приморье, 2256072 чел. назвали себя русскими. Приведенные цифры отражают современное самосознание, но приходят в противоречие с историей края. Известно, что в крестьянской среде был очень высок удельный вес переселенцев-украинцев: на отдельных этапах он достигал 80 процентов. Об этом до сих пор напоминают не только официальные документы и рассказы старожилов, но и распространенные фамилии - Иващенко, Коваленко, Панченко и пр. К этому следует добавить особенности бытового просторечья и такой важный компонент исторической памяти, как фольклорное наследие.

Весьма значимыми с точки зрения современности являются исследования, рассматривающие культурное наследие как существенный адаптационный фактор в судьбах первопоселенцев.

Начальный этап освоения края был связан с казачьей колонизацией. Первые казачьи станицы располагались вдоль границ по реке Уссури. Вслед за казаками край стали обживать крестьяне. Вначале появились переселенцы с Нижнего Амура, куда они незадолго до этого прибыли из Сибири, а также из Пермской, Воронежской, Астраханской губерний европейской России. Многие селения были основаны старообрядцами, стремившимися избежать преследований за веру.

После отмены крепостного права крестьянское движение на свободные восточные земли еще более активизировалось, причем значительная часть мигрантов по-прежнему прибывала из Сибири.

С открытием в 1883 г. морского сообщения Одесса - Владивосток началась массовая миграция из южных губерний европейской части страны: собственно России, Украины, частично - Белоруссии.

Северорусские традиции с "сибирской окраской" прослеживались у потомков забайкальских казаков, первооснователей крестьянских селений вблизи поста Святой Ольги, а также старообрядцев, отступавших в глубь тайги по мере увеличения численности последователей официального православия. Южный тип объединял выходцев из южнорусских, украинских и белорусских губерний, сохранивших традиционную земледельческую направленность хозяйственного уклада и тесно связанную с ним систему бытовой обрядности.

На новом месте общее пространство бытовой культуры формировалось под воздействием традиций компактно проживающих групп, чей вклад в освоение края был наиболее существенным. Среди них выделялись потомки уроженцев Киевской, Полтавской, Харьковской, Черниговской губерний. Благодаря им в Приморской культуре отчетливо прослеживается украинский компонент. Однако и на исторической родине восточнославянское население не было этнически однородным. Так, бывшая Черниговская губерния, давшая Приморью около трети всех переселенцев, хотя и входила в состав Украины (Малороссии), однако была заселена не только украинцами, но также русскими и белорусами, которые внесли свой вклад в формирование культурного облика нашего края. Украинские народные традиции в конце ХX в. без труда прослеживаются в населенных пунктах Спасского, Уссурийского, Октябрьского районов, тогда как значительная часть сел Чугуевского, Шкотовского районов и территории, находящейся в подчинении гг.Артема, Партизанска заметно тяготеет к белорусской культуре.

Изучение традиционной культуры Приморья в ее локальных проявлениях расширяет наши представления о роли культурного наследия в нашей жизни.

БЕЛОРУСЫ

Белорусы (самоназвание) - часть восточнославянского населения Приморского края. Численность по переписи 1989 г. - 21 954 чел. Более всего белорусов переселилось в Приморье в 1900-1906 гг., т.е. перед началом столыпинской реформы (10,5 % всех переселенцев этого периода). В целом, в дореволюционный период они составляли 6,8 % от общего числа крестьян-переселенцев. Основная часть белорусов переселилась в край в конце ХIХ - начале ХХ вв. В основном это были выходцы из Витебской, Гродненской, Могилевской и Минской губерний.Они расселились компактными группами в предгорьях Сихотэ-Алиня и других таежных районах края, то есть в привычные для них лесных районах: в селах Вознесенке Вознесенской волости; Николаевке Ивановской волости; Кремово Черниговской волости; Многоудобное, Майхэ, ХаритоновкеЦемухинской волости, а также Романовке - Романовской, Речице и Ново-Васильковке - Новонежинской, Петровке - Петровской, Душкино - Новолитовской, Беневском - Сучанской; Верхней Бреевке, Нижней Бреевке, Сандагоу (Булыга-Фадеево) - Чугуевской волости. Помимо собственно белорусов были и представители ее историко-этнографической группы - так называемые белорусы-литвины. Они прибыли из северо-западных уездов Черниговской губернии, известных своей этнической пестротой - Городнянского, Новозыбковского, Мглинского, Стародубского, Суражского и некоторых других. В этих уездах, помимо белорусов-литвинов, жили украинцы и русские. Белорусы-литвины поселились в Южно-Уссурийском крае в селах Абражеевке и Вассиановке-Черниговской; Евсеевке, Ново-Владимировке, Калиновке - Спасской; Николаевке и Ширяевке - Григорьевской; Вознесенке - Вознесенской; Беневском, Гордеевке, Новицком, Фроловке, Ястребовке - Сучанской волостей.

Основные традиционные занятия белорусов - сельское хозяйство, главным образом земледелие и животноводство мясо-молочного направления. Хлеба сеяли, чередуя различные злаки - гречиху, овес, пшеницу, яровую рожь. Из технических культур выращивали лен и коноплю, которые шли на изготовление холста, полотна, веревок, растительного масла. Широкое развитие получило огородничество. Господствовала однопольная система. Землю обрабатывали частично орудиями, изготовленными самостоятельно, частично - покупными (железными плугами); сохранялась традиция бороновать землю деревянными боронами, молотить зерно цепами. В предреволюционные годы стали, кооперируясь.приобретать молотилки и другие сельхозмашины, молоть зерно на водяных мельницах. Зерновые и технические культуры убирали вручную. Из домашних животных разводили коров, лошадей. Свиней, овец, различную птицу. Хозяйство длительное время было полунатуральным: в семье изготавливали многие орудия труда, деревянную утварь, льняные и шерстяные домотканные ткани, обувь, верхнюю и нательную одежду. Хороший доход приносили бортничество (впоследствии пчеловодство), охотничий и рыболовный промыслы. Охотились на мясного и пушного зверя; пушнина шла на продажу. Речную и озерную рыбу ловили плетеными ловушками, ямами, лучили и т.п., Были развиты плотничий, столярный, кузнечный промыслы; заготовка строевого леса и дров.

Среди сельских поселений преобладали деревни кучевой, а впоследствии уличной планировки; распространены были и хутора. Усадьба белорусского крестьянина включала жилые и надворные хозяйственные постройки, огород.гумнище с гумном. Типы дворов по особенностям традиционной застройки делились на три основных типа: “веночные” дворы (застроенные с четырех сторон, т.е. “венцом” или покоеобразно, но с одной из сторон забранной бревенчатым забором со въездом); “пагонные” с однорядной связью (”пагон”) - расположение дворовых построек в один ряд; тоже пагонные, но с двухрядной связью - расположением построек в два ряда с открытым пространством между этими рядами. Жилище - деревянная срубная хата, с двускатной крышей (из соломы, теса, дранки), расположенная чаще всего торцом к улице. Хаты 1- или 2-х камерные (хата - сени; хата - сени - хата). Основу внутренней планировки составляли “русская” печь (в углу около двери, расположенная к ней “чалом” - устьем) Около печи вдоль глухой стены находился “пол” - низкий деревянный настил, на котором днем выполнялись всевозможные домашние работы, а ночью спали. Спали также и на устроенных над “полом” полатях и на неподвижных лавках, размещенных вдоль стен, образующих “кутний” или “красный” угол с иконами. “Красный” угол располагался по диагонали по диагонали от печи.

Сохранялась традиционная одежда. Основу женского нательного костюма составляла длинная рубаха с поликами-вставками, понева(род юбки), сшитая из домотканых разноцветных кусков ткани в полоску, летние юбки - из полотна, вытканного в клетку. Обязательным дополнением в одежде были передник (фартух), безрукавка, вытканный из разноцветья пояс. Детали рубахи украшались обильной вышивкой. Основа мужской нательной одежды - длинная до колен рубаха с разрезом спереди (носили навыпуск , подпоясывали сплетенным из цветных шерстяных ниток поясом) и штаны с узким шагом. Головные уборы у мужчин летом - валяная шапка (магерка) или соломенная шляпа (брыль); зимой - меховые шапки. Женщины носили различные платки, шали, намитку (рушниковый головной убор), завязанные разными способами; “чапцы” (род шапочек у замужних женщин). Верхняя мужская и женская одежда - суконные “свитки”, полушубки и др. Обуви - лапти из лыка липы или орешника, кожаные “постолы” собственного изготовления, валенки.

Основу традиционной кухни белорусов составляли блюда из муки, крупы, овощей, картофеля: блины, пироги с разнообразной начинкой (фасоль, картофель, горох, рыба), колбаса, начиненные сырым рубленным мясом или гречневой мукой, предварительной разведенной водой (“наливанчики”) и др. В качестве лакомства использовали залитый медом и замороженный дикий виноград и другие дикоросы (лесные ягоды, орехи). Из дикоросов - цветов липы, плодов шиповника и др. заваривали чай.

В быту длительное время сохранялись пережитки общинного быта в форме различного вида взаимопомощи (“толока”) на сельскохозяйственных работах (пахота, уборка зерновых, рубка капусты и др.), при строительстве жилья и т.п.

В дореволюционные годы семья была патриархальной с властью старшего мужчины. Существовало половозрастное разделение труда. Мужскими работами руководил старший мужчина, женскими - старшая женщина (мать семейства, старшая невестка). Вплоть до 20-х годов ХХ в. сохранялся большесемейный строй - в одной семье, вместе со стариками - родителями и их младшими детьми жили семьи их старших, женатых сыновей со своими детьми. Иногда в таких домохозяйствах жили вместе два-три женатых брата (“братские” семьи) со своими детьми. Такие большие “родительские” или “братские” семьи могли включать до трех десятков и более человек и жить одним хозяйством до 15-20 лет.

РУССКИЕ

Русские входят в число восточнославянских народов. К настоящему времени они составляют основную (86%) часть населения Приморского края. Их переселение в Приморье началось в 60-е годы ХIХ в., после воссоединения этой территории с Россией по Айгунскому (1858) и Пекинскому (1860) договорам. Было два основных потока русских мигрантов - крестьяне и казаки.

Первые крестьяне поселились в крае в двух районах - около оз. Ханка и в районе бухты Ольга на берегу Японского моря. В район бухты Ольга крестьяне пришли из низовий Амура, куда они попали в 1861-1862 гг. Не найдя в низовьях Амура хороших условий для хлебопашества и не захотев расстаться с ним, несколько десятков семей отправились в Южно-Усурийский край. В 1863 г. часть крестьян с.Воронежское(уроженцев Воронежской губернии) образовала на берегах оз.Ханка селение с аналогичным названием. По имени своей губернии назвали селение и крестьяне Астраханской губернии, основавшие село также на берегу оз.Ханка. Астраханские и воронежские переселенцы поселились также в селении Никольском, ставшем впоследствие крупным уездным городом Никольск-Уссурийском. Все эти крестьяне поселились в плодородной Приханкайской низменности и успешно занялись хлебопашеством.

Гораздо хуже обустроилась другая группа русских крестьян. В 1864 г. около 200 чел. из недавно образованных приамурских селений Пермского, Троицкого, Тамбовского и Оханского (уроженцы Вятской, Тамбовской и Пермской губерний) переселились в район бухты Ольга и образовали деревни Арзамазовка, Пермское, Ветка, Фудин, а несколько семей из с. Жеребцовское - в бухту Находка. Посеянные ими поля вымокали под характерными для прибрежных районов ливнями или сносились горными реками; весь скот поели тигры. Лишь спустя несколько лет они научились сеять хлеба на более высоких местах и охотиться. Дары тайги в виде копытного зверя и дикоросов давали пропитание; пушной зверь, сдаваемый скупщикам - лишние деньги.

Русские лучше других переселенцев адаптировались в местных природных условиях, быстрее приспособились к охотничьим и рыболовным промыслам. Сказался здесь и опыт старообрядцев-сибиряков, живших в таежных районах и у себя на родине. Что касается еще одной конфессиональной группы русских - молокан, то их в Приморье было совсем немного. Они основали селение Жариково (недалеко от оз.Ханка), жили также в районе бухты Ольга. Однако притеснения официального православия заставило эту небольшую группу русских переселиться к своим, довольно многочисленным собратьям, в Амурскую область.

Большую роль в хозяйственной и культурной адаптации сыграла, пожалуй, этнопсихология русских. Известный русский путешественник В.К.Арсеньев и его сподвижник Е.М.Титов совершенно правильно подметили, что русские, которые осели в земледельческих районах, продолжали свои родные занятия, но те, которые попали в северные районы, где земледелие было совершенно невозможно или на него затрачивалось столько труда, что оно не окупалось полученными результатами, утратили свои земледельческие традиции и занялись, как и аборигенные народы, рыболовством и охотой. И все же большинство из них не утратило совсем традиций хлебопашества, хотя могло заниматься им в очень ограниченных размерах. Говоря о характере русского, они сделали интересное этнопсихологическое наблюдение: “...великоросс - человек достаточно подвижный, энергичный и порывистый: у него равнодушия и апатия часто сменяются весьма напряженной деятельностью; переход от мысли к делу чрезвычайно быстр”.

Многие русские из южных губерний селились в одних селах с выходцами из северных губерний, а также с украинцами и белорусами, что способствовало активным ингеграционным и ассимилятивным процессам. Этому способствовала и государственная политика, особенно в отношении к таким историко-культурным группам как казачество и старообрядцы.

Поселения русских были в основном линейные - вдоль рек. В застройке усадеб наблюдалось смешение южнорусских, северорусских и украинских традиций. Для крестьян характерно было срубное, одно-двух-трехкамерное жилище, покрытое корьем, а впоследствие тесом и оцинкованным железом. Обязательно устраивали подполье, где хранились овощи и всякие соленья-варенья. Из хозяйственных построек непременными были баня, амбар, сараи-хлева для скота.

Из сельскохозяйственных орудий вначале использовали те, что привезли с родины -сохи, деревянные бороны, серпы, косы и др. Сложные местные почвы заставили очень скоро перейти крестьян на покупные орудия труда: железные плуги, бороны и сельскохозяйственные машины (жатки, молотилки и др.).

Основу нательной одежды женщин составлял поясной или плечевой комплекс (юбки, сарафаны, рубахи ); у мужчин - рубаха и штаны. Головные уборы - разнообразные женские платки, у мужчин- шапки и картузы. Традиционная обувь - чаще самодельная (ичиги, постолы, катанки и т.п.).

У первых поселенцев довольно широко были распространены большие неразделенные семьи - одной семьей жили у родителей несколько женатых сыновей или женатых братьев (“братские” семьи). Однако в конце ХIХ - начале ХХ вв преобладала уже “малая” семья, состоящая из родителей и детей. Главенствовал в семье и распоряжался семейной кассой старший мужчина. В иных случаях семейную кассу могла держать и мать семейства, она же распределяла в семье очередность тех или иных работ у невесток. Дефицит женщин способствовал меньшей закрепощенности женщин. Однако в выборе брачного партнера власть родителей длительное время была решающей.

В семейной обрядности вплоть до наших дней сохранились отдельные элементы родильно-крестильной, свадебной и похоронно-поминальной. Но полностью весь комплекс семейной.так же как и календарной обрядности не сохранился. Русская традиция подверглась заметному влиянию украинско-белорусской. Лучше сохранился северорусский пласт традиционной культуры, что нашло отражение в семейной обрядности старообрядцев.

УКРАИНЦЫ

Украинцы - один из восточнославянских народов. В настоящее время их численность составляет около 4% населения Приморского края, тогда как на отдельных этапах переселенческого движения в дореволюционный период истории края они составляли до 80% всех переселенцев. Массовые переселения украинцев в Южно-Уссурийский край, как тогда называлось Приморье, начались с 1883 г. на пароходах Добровольного флота, по маршруту: Одесса-Владивосток. В течение 1883-1885 гг. за счет государства морским путем переселилось и водворилось 754 семьи (4688 чел.). С 1886 г. казеннокоштное переселение было прекращено и возобновлено лишь в 1895-1899 гг, когда в Южно-Уссурийский край было переселено 2331 чел. Основная же масса крестьян переселялась за свой счет, как морским путем, так и сухопутьем. Основная часть переселенцев переселилась из губерний Левобережной Украины - Черниговской, Киевской, Полтавской, Харьковской и других в конце ХХ - начале ХХ вв.

Украинцы первоначально селились в Приханкайской низменности, а также в долинах рек Лефу, Цимухе, отчасти Майхэ и Сучан, после 1900 г. - в более северных районах - по рекам Улахэ, Даубихэ, Иману, Уссури и в южной части побережья Японского моря. Царское правительство не стремилось поселить в одном селе уроженцев одной губернии, обычно поселяли выходцев из двух-трех украинских губерний и представителей других восточнославянских народов. И все же поселения с преобладанием украинцев из какой-либо одной губернии были. Так, уроженцы Черниговской губернии составляли большинство в селах Спасской ( Буссевка, Гайворон, Духовское, Зеленовка Крондштатка, Нахимовка, Ново-Владимировка, Спасское и др.), Черниговской (Абражеевка, Вадимовка, Дмитриевка, Меркушевка, Монастырище, Черниговка) Чугуевской и других волостей. Переселенцы Киевской губернии преобладали в селах Успенской (Афанасьевка, Руновка, Степановка) и отчасти Черниговской (Снегуровка) волости. Уроженцы из Полтавской губернии составляли большинство в селах Черниговской (Халкидон), Зеньковской (Зеньковка, Хвалынка), Успенской (Комаровка), Ханкайской (Алексеевка, Новоселище, волостей. В двух селах Спасской волости - Славинке и Татьяновки, проживали компактные группы переселенцы из Волынской губернии.

Особенности переселения, социально-экономические и демографические условия края определили специфику брачного поведения приморских украинцев. Хронический дефицит женщин привел к распространению ранних браков, к ситуации, когда замуж выходили все девушки, все вдовы с детьми, даже пожилые. В начале ХХ в., когда вступила в действие транссибирская железнодорожная магистраль, за невестами парубки ездили даже на Украину и не только привозили оттуда молодых жен для себя, но и так называемых “заказных” невест(обычно односельчанок своих жен) для своих друзей. Для этих целей друзья давали деньги на сватовство и на проезд невесты до Дальнего Востока.

Преобладали социально-однородные браки, но дефицит женщин способствовал развитию социально-смешанной брачности: казаки брали в жены переселенок-украинок. В среде крестьян-украинцев в брак вступали между собой уроженцы разных украинских губерний, имевшие различия в говоре, быте, материальной культуре, в утановках на брачные нормы, в свадебных обычаях и обрядах.

Основная масса семей - “малые” (родители и дети) со средней численностью в 6,1 - 6,3 чел., но встречались и большие неразделенные семьи (старики-родители с двумя-тремя женатыми сыновьями или два-три женатых брата). Характерна высокая рождаемость (10-15 детей) и высокая детская смертность. Семейный быт вплоть до 20-х годов ХХ в. подчинялся строгим патриархальным правилам: власть старшего мужчины; подчиненное положение женщин (особенно младших невесток); выбор брачного партнера вступление в брак по воле родителей; деление хозяйственных работ на мужские, женские и детские.

Основное хозяйственное занятие - хлебопашество в сочетании с тягловым и мясо-молочным животноводством и птицеводством, огородничеством. Разводили также, в основном для получения шерсти, овец, но они, в условиях сырого приморского климата, плохо приживались. Развиты были и ряд домашних и подсобных промыслов, в том числе пчеловодство. Приемам охоты, рыбалки и сборам дикоросов (таежные орехи, ягоды, грибы, травы типа “черемши и др.) украинцы научились уже в Приморье.

В первые годы пребывания в Приморье крестьяне придерживались традиций своих губерний выхода, но в условиях проживания в одном населенном пункте представителей разных украинских губерний, происходили взаимовлияния. Планировки сел были уличные, кучевые, смешанные улично-кучевые. Расположение хаты - вдоль или торцом (особенно у черниговцев) к улице. Несмотря на обилие леса первоначально жилые и хозяйственные постройки стремились строить по традициям родных мест, несмотря на обилие вокруг прекрасного строевого леса. Обычно сооружали хаты-мазанки, основу которых составляла тонкая жердевая или плетневая основа, обмазанная глиной. Если и делали сруб, то обычно из тонких и кривых бревен, не разбирая породы дерева. Некоторые делали сруб из вертикально поставленных бревен в виде частокола; иные сооружали два параллельных плетня на расстоянии одного фута друг от друга и промежуток забивали глиной; сверху все обмазывалось глиной. Такие временные хаты были непрочны, так как лес, положенный в основу строения вырубался обычно в летнее время, т.е. был в соку, поэтому быстро гнил и разрушался. Из-за сырого климата не выдерживала долго и глиняная обмазка, зимой в такой хате было очень холодно.

Основу традиционного интерьера и убранства жилища, как и у других восточнославянских народов, составляла “русская” печь, расположенная справа или слева от входа, устьем к боковому окну; по диагонали от печи - “красный угол” с иконами, непременно украшенных вышитыми рушниками. Вышитыми рушниками обильно украшались и стены жилища. Вдоль глухой стороны дома устраивали низкий деревянный настил для спанья (“пiл”). Интерьер дополняли стол, лавки, сундуки, разнообразная утварь.

Основа нательной одежды большинства крестьянок - поясной комплекс: домотканая рубаха с длинным рукавом и поликами (вставками) на плечах, с разрезом спереди и небольшим воротом; понева (род несшитой юбки), а впоследствие юбка (“саян”, “плахта”); фартук и безрукавка-корсет. Ворот, полики, основа рукава, манжеты, низ рубахи украшали вышивкой обычно красного цвета. Головные уборы женщин - платки из тонкой ткани, “очипки” (род шапочки из ситца или сатина для замужней женщины), вязаные шали. Мужская нательная одежда состояла из длинных штанов с узким шагом и рубахи с небольшим воротом-стойкой с прямым разрезом спереди. Головные уборы мужчин - плетеные из соломы летние шляпы-”брыли”, картузы; зимой - шапки-ушанки, папахи, “кубанки” обычно из овчины. Верхнюю одежду изготавливали из домотканого (впоследствие покупного) сукна: свитки, мужские пиджаки; овчинные шубы. Летом ходили босиком или в лаптях из орехового лыка, самодельных ичигах или броднях, сшитых из выделанной кожи домашних или диких животных. В холодное время года носили самодельные и покупные сапоги, валенки.

В 30-5-е годы ХХ в. наблюдалось несколько миграционных волн переселенцев-украинцев в сельские районы Приморского края. В 30-е годы в Приморье были устроены школы с преподаванием на украинском языке, издавались газеты, был национальный театр. Но все это просуществовало лишь несколько лет. Постепенно даже в сельской местности, где в целом национальная духовная культура сохранялась дольше, чистый украинский язык утрачивался. Он остался только у старшего поколения. Ассимилятивные процессы шли от широкого распространения смешанного русско-украинского языка к русскому. В настоящее время в сельской среде сохранялись отдельные элементы материальной (интерьер жилища, пища) и духовной (некоторые календарные и семейные обряды и сопровождающий их песенный репертуар) культуры.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аргудяева Ю.В., Страницы истории Приморского края,Copyright ©1998-2002 Лаборатория компьютерных технологий ДВГИ ДВО РАН.

2. Аргудяева Ю.В. Крестьянская семья у восточных славян на юге Дальнего Востока (50-е годы ХIХ в. - начало ХХ в.) - М., 1997.

3. Георгиевский А.П. Русские на Дальнем Востоке. Вып I-IV. // Труды Дальневосточного Гос. ун-та. - Владивосток, 1929.

4. Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. - М., 1991.

5. Этнография восточных славян. Очерки традиционной культуры. М., 1987.

6. Фетисова Л.Е., Страницы истории Приморского края, Copyright ©1998-2002 Лаборатория компьютерных технологий ДВГИ ДВО РАН.

25.01.2015