"Ф.И. Тютчев. Биографический очерк". 10-й класс

Разделы: Литература, Конкурс «Презентация к уроку»

Класс: 10


Презентация к уроку

Загрузить презентацию (432,5 кБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.


Цели урока: познакомить с биографией Ф.И.Тютчева, пробудить интерес к его личности и творчеству; совершенствование предметной речи, развитие познавательного интереса; воспитание нравственного и эстетического сознания.

Оборудование: портреты Тютчева и его близких (Иван Сергеевич Аксаков – первый биограф поэта, Анна Ф.Аксакова – старшая дочь), сборник стихов поэта.

Эпиграфы:

Русский первостепенный поэтический талант.
Н.А. Некрасов

...Для Тютчева жить – значит мыслить.
И.С. Аксаков

Ты навсегда останешься любимцем избранных. Толпа никогда не будет понимать тебя.
А.А. Фет

Без него нельзя жить.
Л.Н. Толстой

Ход урока

I. Вступительное слово учителя

Кажется, что свой портрет Поэта Борис Пастернак писал с Ф.И. Тютчева. Каждая строфа о нем:

Быть знаменитым некрасиво.
Не это поднимает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.
Цель творчества – самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
И надо оставлять пробелы
В судьбе; а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях
И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.
Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.
И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

Сегодня мы познакомимся с биографией Тютчева и поможет нам в этом Ив. Сер. Аксаков, биограф и зять поэта.

(Учащиеся записывают тему урока, эпиграфы, по ходу урока делают краткую запись его биографии.)

Первой биографической чертой в жизни Тютчева представляется невозможность составить его полную, подробную биографию. Большинство писателей еще при жизни заранее облегчают труд своих биографов подбором материалов. Тютчев – наоборот. Он не только не хлопотал никогда о славе между потомками, но не дорожил ею и между современниками, не позаботился о составлении списка хотя бы перечня своих сочинений. Если стихи его увидели свет, так только благодаря случайному постороннему вмешательству; в появлении их в печати бывали пропуски и в пять, и в 14 лет, хотя в поэтическом его творчестве и не было перерыва. Самая известность его как поэта начинается с 1854 года, т.е. когда ему пошел уже шестой десяток лет, именно со времени издания его первого сборника стихов при содействии И.С.Тургенева. Такое пренебрежение к своей авторской личности происходило у Тютчева не столько от врожденной беспечности и лени, сколько от особого рода скромности, смирения и иных нравственных причин, которые мы разъясним сегодня.

II. Повторение опорных знаний

Давайте вспомним, что вы узнали о Тютчеве в предыдущих классах?

Какие стихи читали, учили?

Весенняя гроза
Люблю грозу вначале мая,
Когда весенний, первый гром
Как бы резвяся и играя,
Грохочет в небе голубом.
Гремят раскаты молодые,
Вот дождик брызнул, пыль летит,
Повисли перлы дождевые,
И солнце нити золотит.
С горы бежит поток проворный,
В лесу не молкнет птичий гам,
И гам лесной, и шум нагорный –
Все вторит весело громам.
Ты скажешь: ветреная Геба,
Кормя Зевесова орла,
Громокипящий кубок с неба,
Смеясь, на землю пролила.

Геба – дочь Зевса и Геры, богиня вечной юности
Зевс – верховное божество у др. греков
Гера – покровительница брака


Зима не даром злится,
Прошла ее пора –
Весна в окно стучится
И гонит со двора,
И все засуетилось,
Все нудит Зиму вон –
И жаворонки в небе
Уж подняли трезвон.
Зима еще хлопочет
И на Весну ворчит,
Та ей в глаза хохочет
И пуще лишь шумит...
Взбесилась ведьма злая
И, снегу захватя,
Пустила, убегая,
В прекрасное дитя.
Весне и горя мало:
Умылася в снегу
И лишь румяней стала
Наперекор врагу.

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать –
В Россию можно только верить.
Чародейкою зимою
Околдован, лес стоит –
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою,
Чудной жизнью он блестит.
И стоит он, околдован,-
Не мертвец и не живой –
Сном волшебным очарован,
Весь опутан, весь окован
Легкой цепью пуховой...
Солнце зимнее ли мещет
На него свой луч косой –
В нем ничто не затрепещет,
Он весь вспыхнет и заблещет
Ослепительной красой.

Весенние воды
Еще в полях белеет снег,
А воды уж весной шумят –
Бегут и будят сонный брег,
Бегут и блещут, и гласят...
Они гласят во все концы:
«Весна идет, весна идет!
Мы молодой весны гонцы,
Она нас выслала вперед!»
Весна идет, весна идет!
И тихих, теплых, майских дней
Румяный, светлый хоровод
Толпится весело за ней.

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все – простор везде,
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле...

Какое впечатление произвели на вас стихи?

(Природа у Тютчева одухотворена, очеловечена; многолика, насыщена звуками, красками; весенняя гроза передает красоту мира, при чтении стихотворения возникает ощущение весны, свежести.)

С лишком 22 года провел Тютчев на чужбине, и большая часть интересных подробностей его жизни потеряна. Однако, несмотря на скудость биографического материала, мы все же в состоянии наметить – и наметим сейчас – биографические рамки, внутри которых совершалось самовоспитание его таланта, его внутренняя духовная жизнь, которая заслуживает серьезного внимания.

III. Усвоение новых знаний

(Сообщения учащихся)

1) Федор Иванович был второй, или меньший, сын Ивана Николаевича и Екатерины Львовны Тютчевых и родился в 1803 году 23 ноября, в родовом тютчевском имении, селе Овстуг Орловской губернии Брянского уезда. Тютчевы принадлежали к старинному русскому дворянству. Хотя в родословной и не показано, откуда «выехал» их первый родоначальник, но семейное предание выводит его из Италии, где, говорят, и поныне, именно во Флоренции, между купеческими домами встречается фамилия Дудчи. В Никоновской летописи встречается «умный муж» Захар Тутчев, которого Дмитрий Донской, перед началом Куликовского побоища, посылал к Мамаю со множеством золота и двумя переводчиками для собрания нужных сведений, – что «хитрый муж» и исполнил очень удачно. В числе воевод Иоанна III, усмирявших Псков, называется также «воевода Борис Тютчев Слепой». С тех пор никто из Тютчевых не занимал видного места в русской истории. Напротив, в половине XVIII века, если верить запискам Добрынина, брянские помещики Тютчевы славились лишь разгулом и произволом, доходившим до неистовства.

Однако же отец Федора Ивановича, Иван Николаевич, не только не наследовал этих семейных свойств, но, напротив, отличался необыкновенным благодушием, мягкостью, редкой чистотой нравов и пользовался всеобщим уважением. Окончив свое образование в Петербурге, в Греческом корпусе, основанном Екатериной, Иван Николаевич дослужился в гвардии до поручика и на 22 году жизни женился на Екатерине Львовне Толстой, которая была воспитана, как дочь, родной своей теткой , графиней Остерман. Затем Тютчевы поселились в орловской деревне, на зиму переезжали в Москву, где имели собственные дома и подмосковную. Дом Тютчевых – открытый, гостеприимный, литературный, и в особенности русской литературы. Радушный и щедрый хозяин был, конечно, человек рассудительный, с спокойным и здравым взглядом на вещи, но не обладал ни ярким умом, ни талантами.

2) Федор Иванович Тютчев и по внешнему виду (он был очень худ и малого роста), и по внутреннему духовному строю был совершенной противоположностью своему отцу; общего у них было разве одно благодушие. Зато он чрезвычайно походил на свою мать, Екатерину Львовну, женщину замечательного ума, сухощавого, нервного сложения, с наклонностью к ипохондрии, с фантазией, развитой до болезненности. Отчасти по принятому тогда в светском кругу обыкновению, отчасти, может быть, благодаря воспитанию Екатерины Львовны в доме графини Остерман, в этом вполне русском семействе Тютчевых преобладал и почти исключительно господствовал французский язык, так что не только все разговоры, но и вся переписка велась не иначе как по-французски. Это господство французской речи не исключало, однако, у Екатерины Львовны приверженности к русским обычаям и удивительным образом уживалось рядом с церковнославянским чтением псалтырей, молитвенников у себя, в спальной, и вообще со всеми особенностями русского православного и дворянского быта.

3) В этой-то семье родился Федор Иванович. С самых первых лет он оказался в ней каким-то особняком, с признаками высших дарований, а потому тотчас же сделался любимцем и баловнем бабушки Остерман, матери и всех окружающих. Это баловство, без сомнения, отразилось впоследствии на образовании его характера: ещё с детства стал он врагом всякого принуждения, всякого напряжения воли и тяжелой работы. К счастью, ребёнок был чрезвычайно добросердечный, кроткого, ласкового нрава, чужд всяких грубых наклонностей; все свойства и проявления его детской природы были скрашены какой-то особенно тонкий, изящной духовностью. Благодаря своим удивительным способностям, учился он необыкновенно успешно. Но уже и тогда нельзя было не заметить, что учение не было для него трудом, а как бы удовлетворением естественной потребности знания. Мы имеем дело не просто с человеком талантливым, но с исключительной натурой – натурой поэта.

4) Ему было почти 9 лет, когда настала гроза 1812 года. Родители Тютчева провели все это тревожное время в безопасном месте, именно в г. Ярославле; но раскаты грома были так сильны, подъем духа так повсеместен, что даже вдали от театра войны не только взрослые, но и дети жили общей возбужденной жизнью. Oнa-то, вероятно, и способствовала его преждевременному развитию, – что, впрочем, можно подметить почти во всем детском поколении той эпохи. Не эти ли впечатления детства как в Тютчеве, так и во всех его сверстниках-поэтах зажгли ту пламенную любовь к России, которая дышит в их поэзии.

К чести родителей Тютчева надобно сказать, что они ничего не щадили для образования своего сына и по десятому его году, «после французов», пригласили к нему воспитателем Семена Егоровича Раича. Выбор был самый удачный. Человек ученый, отличный знаток классической древней и иностранной словесности, Раич стал известен в нашей литературе переводами в стихах Вергилия, Тассо и Ариосто. В доме Тютчевых он пробыл 7 лет. Это был человек в высшей степени оригинальный, бескорыстный. Он происходил из духовного звания, известный киевский митрополит Филарет был ему родной брат.

Нечего и говорить, что Раич имел большое влияние на умственное и нравственное сложение своего питомца и утвердил в нем литературное направление. Под его руководством Тютчев превосходно овладел классиками. Ученик скоро стал гордостью учителя и уже 14-ти лет перевел послание Горация к Меценату, которое было одобрено в то время московским критическим авторитетом – Мерзляковым. Это был первый литературный успех.

В этом же 1818 году Тютчев поступил в университет.

5) Со вступлением Тютчева в университет дом его родителей увидел у себя новых, небывалых в нем доселе посетителей. Радушно принимались и угощались стариками и знаменитый Мерзляков, и преподаватель греческой словесности в университете Оболенский, и многие другие ученые и литераторы: собеседником их был 15-летний студент, Который смотрел уже совершенно «развитым» молодым человеком и с которым все охотно вступали в серьезные разговоры и прения. Так продолжалось до 1821 года.

В этом году, когда Тютчеву не было еще и 18-ти лет, он сдал отлично свой последний экзамен и получил кандидатскую степень. По всем соображениям родных и знакомых, перед ним открывалась блестящая карьера. Но честолюбивые виды отца и матери мало тревожили душу беспечного кандидата. Предоставив решение своей будущей судьбы старшим, сам он весь отдался своему настоящему. Жаркий поклонник женской красоты, он охотно посещал светское общество и пользовался там успехом. Но ничего похожего на буйство и разгул не осталось в памяти об нем у людей, знавших его в эту первую пору молодости. Домашние знали, что он иногда забавлялся писанием остроумных стишков на разные мелкие случаи, – и только.

В 1822 году Тютчев был отправлен в Петербург, на службу в Государственную коллегию иностранных дел. Но в июне месяце того же года его родственник, знаменитый герой Кульмской битвы, потерявший руку на поле сражения, граф А.И.Остерман-Толстой посадил его с собой в карету и увез за границу, где и пристроил сверхштатным чиновником к русской миссии в Мюнхене.

6) Двадцать два года лучшей поры жизни проведены Тютчевым за границей. Любя свет, всю жизнь вращаясь в свете, Тютчев ни в молодости не был, ни потом не стал «светским человеком». Соблюдая по возможности все внешние светские приличия, он не рабствовал перед ними душой, не покорялся условной светской «морали», хранил полную свободу мысли и чувства, блеск и обаяние света возбуждали его нервы, и словно ключом било наружу его вдохновенное, грациозное остроумие. Но самое проявление этой способности не было у него делом тщеславного расчета: он сам тут же забывал сказанное, никогда не повторялся и охотно предоставлял другим авторские права на свои, нередко, гениальные изречения.

Он никогда не становился ни в какую позу, не рисовался, был всегда сам собой, прост, независим, произволен.

Он уже и в России учился лучше, чем многие его сверстники-поэты, а германская среда была еще способнее расположить к учению, чем тогдашняя наша русская, и особенно петербургская.

Окунувшись разом в атмосферу стройного и строгого мышления, Тютчев быстро отрешается от всех недостатков, которыми страдало тогда образование у нас в России, и приобретает обширные и глубокие сведения. Тютчев ревностно изучал немецкую философию, часто водился с знаменитостями немецкой науки, между прочим с Шеллингом, с которым часто спорил, доказывая ему несостоятельность его философского истолкования догматов христианской веры.

Уже в 1830 году И.В.Киреевский пишет: «Он уже одним своим присутствием мог бы быть полезен в России: таких европейских людей у нас перечесть по пальцам». Тем не менее имя его в отечестве долго оставалось неведомым.

7) Ленивый, избалованный с детства, не привыкший к обязательному труду, но при этом совершенно равнодушный к внешним выгодам жизни, он только свободно подчинялся влечениям своей в высшей степени интеллектуальной природы. Он только утолял свой врожденный, всегда томивший его, умственный голод. Его ум, непрерывно питаемый и обогащаемый знанием, постоянно мыслил. Каждое его слово сочилось мыслью. Но так как, вместе с тем, он был поэт, то его процесс мысли насквозь проникался художественно-поэтической стихией.

Он избегал оставаться наедине с самим собой, не выдерживал одиночества и как ни раздражался «бессмертной пошлостью людской», по его собственному выражению, однако не в силах был обойтись без людей, без общества, даже на короткое время.

Учитель: Только поэтическое чувство было в нем цельно. Мы это увидим при подробной характеристике его как поэта. А вот новый для вас Тютчев:

  1. Слезы людские, о слезы людские,
    Льетесь вы ранней и поздней порой...
    Льетесь безвестные, льетесь незримые,
    Неистощимые, неисчислимые, –
    Льетесь, как льются струи дождевые
    В осень глухую, порою ночной.

  2. Русской женщине
    Вдали от солнца и природы,
    Вдали от света и искусства,
    Вдали от жизни и любви
    Край ты русского народа!
    Мелькнут твои младые годы,
    Живые помертвеют чувства,
    Гордый взор иноплеменный,
    Мечты развеются твои...
    Что сквозит и тайно светит
    В краю безлюдном, безымянном,
    На незамеченной земле, -
    Как исчезает облак дыма
    На небе тусклом и туманном,
    В осенней беспредельной мгле…

  3. Эти бедные селенья,
    Эта скудная природа –
    Край родной долготерпенья,
    Край ты русского народа!
    Не поймет и не заметит
    Гордый взор иноплеменный,
    Что сквозит и тайно светит
    В наготе твоей смиренной.
    Удрученный ношей крестной,
    Всю тебя, земля родная,
    В рабском виде Царь небесный
    Исходил, благословляя.

  4. Нерассуждай, не хлопочи!..
    Безумство ищет, глупость судит;
    Дневные раны сном лечи,
    А завтра быть чему, то будет.
    Живя, умей все пережить:
    Печаль, и радость, и тревогу,
    Чего желать? О чем тужить?
    День пережит – и слава богу!

– Какие стихи Тютчева привлекли ваше внимание?..

(1. Стихи одновременно воспроизводят и впечатление дождливой осени и образ плачущего людского горя;
2. правдивое изображение русской крепостнической действительности;

3. в этом стихотворении Тютчев проповедует «очищающее страдание» – пусть наша земля нищая, но эту землю благословил Христос; действительно, иноземец не поймет существа русского национального характера;
4.
советы пессимисту: дневные раны сном лечи, умей все пережить)

IV. Итог урока.

– Что нового узнали о Тютчеве? В чем особенности его биографии?

(Он необычайно одарен, рано началась его карьера чиновника и поэта; поздно начали публиковаться его стихи, и поздно к нему пришла слава; необычайно длительное время находился вдали от родины; был знаком и общался с выдающимися деятелями русской и европейской культуры)

Поэт Афанасий Фет так написал о Тютчеве:

Вот наш патент на благородство, –
Его вручает нам поэт;
Здесь духа мощного господство,
Здесь утонченный жизни цвет.
В сыртах не встретишь Геликона,
На льдинах лавр не расцветет,
У чукчей нет Анакреона,
К зырянам Тютчев не придет.
Но муза, правду соблюдая,
Глядит, – а на весах у ней
Вот эта книжка небольшая
Томов премногих тяжелей.

Патент – свидетельство, грамота, документ;
Сырты – плоские возвышенности;
Анакреон – древнегреческий поэт;
Зыряне – устаревшее назв жителей респ. Коми

Эти стихи Фет так и называет: «На книжке стихотворений Тютчева». Понимание Тютчева Фет справедливо назвал «патентом на благородство» – столь эта поэзия казалась ему высокой и в высокости неприступной. Эта «книжка небольшая» явно воспринималась и как книжка для немногих. Действительно, широкое исследование творчества Тютчева началось в 1960-х годах, спустя почти век.

«К зырянам Тютчев не придет»? Если у Фета «зыряне» обозначение народа, то приходится сказать, что, к счастью, Фет ошибся. И как бы ни был сложен в душе поэта строй «таинственно-волшебных дум», они все больше и больше находят путь к сердцу читателя.

Задание на дом

Подготовить письменный анализ одного из стихотворений:

  1. «Я встретил вас и все былое» 1870
  2. «Еще томлюсь тоской желаний» 1848 »
  3. «Люблю глаза твои, мой друг» 1836
  4. «Я очи знал» 1852

Ипохондрия – болезненная мнительность, подавленность, угнетенное состояние.
Вергилий – римский поэт.
Ариосто и Тассо – итальянские поэты.
Митрополит – второй после патриарха сан в русской православной церкви; епископ.
Гораций – римский поэт
Меценат – римский политический деятель. Имя Мецената как богача-покровителя наук и искусств стало нарицательным.
Греческий корпус – правительство Екатерины II вынашивало план восстановления греческой монархии, потому создало такое военное учебное заведение.
Кульм – местечко в Чехии, около к. русско-прусско-австрийские войска разгромили корпус наполеоновского генерала Вандама, после чего фр. войска вынуждены были отойти к Ляйпцигу, где позднее произошла знаменитая «битва народов».
Шеллинг – нем. философ-идеалист.