Эпизоды "большого террора"

Разделы: История и обществознание


Конспект урока истории

    Учитель: Мой дед был сотрудником НКВД, участником “большого террора”, осуществляемого в нашей стране в 1937-1938 годах.
    Дед моего мужа – служитель культа, протоиерей, расстрелян на Бутовском полигоне 17 февраля 1938 года.
    Эти два человека возможно встречались, но находились по разные стороны баррикад.
    Уже несколько десятилетий историки называют террор, охвативший страну в 1937 –38 г. “большим” , потому что по своему размаху и жестокости он был сопоставим с массовыми репрессиями первых лет советской власти и безусловно превосходил карательные операции последующего периода. Массовые репрессии этих лет редставляли собой серию централизованных карательных операций против различных категорий населения, рассматривавшихся руководством СССР в качестве потенциальных или реальных врагов режима. Эти операции начались в июле – августе 1937 г. и продолжались до ноября 1938 г., когда были также централизованно, по приказу из Москвы, прекращены. Именно на этот период пришлись самые кровавые акции, прежде всего массовые расстрелы, по своим масштабам не имевшие даже отдаленных аналогов в последующей отечественной истории.

Перед этим горем гнутся горы,
И не течет великая река,
Но крепки тюремные затворы,
А за ними “ каторжные норы”
И смертельная тоска.
Для кого-то веет ветер свежий,
Для кого-то нежится закат –
Мы не знаем, мы повсюду те же,
Слышим лишь ключей постылый скрежет
Да шаги тяжелые солдат.

/ А.Ахматова /.

    Решением всех проблем был избран террор. Такова природа любого насилия. Произвол порождает противодействие ненависть, и , чтобы удержаться у власти, диктатура вступает на путь дальнейшей эскалации террора.
    В.М.Молотов так объяснял причины “ большого террора”: “1937 г. был необходим. Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда все хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но если начнется что – нибудь, они дрогнут, переметнутся. Сталин, по-моему, вел очень правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны.”. По мнению Молотова, массовые репрессии были “профилактической чисткой” без особых границ.
Вопросы классу: 1.Как вы думаете, зачем И.В.Сталину нужна была система массовых  репрессий?
2. Каковы, на ваш взгляд, причины усиления политических репрессий?
3.С какого момента большевики сделали террор, насилие, произвол, беззаконие своим главным орудием?
4. Почему по мнению новой власти “устрашение есть могущественное средство политики” ?
5. Какие громкие политические процессы предшествовали “большому террору”?
    В чем же заключается сущность понятия “политические репрессии”? Обратимся к документу №1 / учащиеся читают и отвечают на вопросы учителя/.

  1. Какое слово в понятии “политические репрессии”, на ваш взгляд, будет являться ключевым?
  2. С какими проявлениями политических репрессий вы уже знакомы? Приведите примеры?

Пик репрессий приходится на 1937 – 1938 г.г. За эти два года по политическим мотивам было арестовано 1548366 человек, из них расстреляно 681692.

Все перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек,
И долго ль казни ждать.

/ А.Ахматова /.

    Как же действовал этот механизм? Обратимся к документам №2 и 3, лежащими перед вами / учащиеся закомятся с приказами № 00439 и № 00447/.
1.Каков социальный состав “врагов народа”?
2.Какие меры принуждения применялись к “антисоветским элементам”?

    Чтобы картина происходящих событий стала более наглядной обратимся к документу №4 / фрагменты секретного доклада Прокурору СССР М.И.Панкратьеву и Главному военному прокурору РККА Гаврилову о результатах проверки проведения массовых операций в Туркмении /.

Вопросы к классу:

  1. Опираясь на текст документа, опишите методы, которые использовала НКВД в организации массовых репрессий.
  2. Опишите, какие обвинения при аресте предъявлялись людям.
  3. Какие методы применяли органы НКВД, желая получить признания арестованных? Что толкало обвиняемых на самооговор и оговор других людей, на лжесвидельства?
  4. Выскажите свои суждения об этих методах. Как сказывалась на моральном облике сотрудников НКВД такая система раправы?

    Учитель: У меня в руках ксерокопия дела № 10294 на попа Кандаурова Николая Андреевича. Начато – 25 января 1938 г. Окончено – 26 января 1938 г. Это одно из 2326 дел жертв, расстрелянных в феврале 1938 года на Бутовском полигоне.
    Среди расстрелянных в Бутово в период с 8 августа 1937 г. по 19 октября 1938 г. множество представителей духовенства и верующих, осужденных только за религиозную деятельность и мировоззрение. Из 8000 человек, следственные дела которых к настоящему времени просмотрены, свыше 500 – православные священнослужители и пострадавшие за веру миряне.
    Всем, проходящим по церковным делам предъявлялось обвинение по статье 58 УК РСФСР, в основном, пункты 10 и 11 / “антисоветская агитация”, “контрреволюционная деятельность”/. Но поводы для обвинения могли быть самые разные, например: “сохранение церкви и насаждение тайного монашества”, “недоносительство”, “помощь ссыльным”, “приют бездомным сященнослужителям”.Очень часто следователи, не замечая всей абсурдности ситуации, записывали в обвинительном заключении в адрес какоголибо священнослужителя: “клеветал, что церкви закрываются, священники арестовываются”.
    Перед вами обвинительное заключение по делу № 10294. Ознакомимся с ним.

  1. В чем обвиняется Кандауров Николай Андреевич?
  2. По какой статье вынесено обвинение?
  3. Опираясь на приказ № 00447, определите к какой группе “антисоветских элементов” мы можем отнести Кандаурова Н.А.

    Обратимся к выписке из протокола заседания судебной тройки при Управлении НКВД СССР по М.О. Каково решение тройки?
Приговор был приведен в исполнение 17 февраля 1938 г. на Бутовском полигоне - русской голгофе. Теперь слово о Бутове – крупнейшем в Москве и окрестностях месте массовых захоронений жертв политических репрессий. На Бутовском полигоне в период с 7 августа 1937 г. по 19 октября 1938 г. ,по имеющимся /далеко неполным / данным было расстреляно 20765 человек. В ближайшую субботу мы побываем с вами в Бутово, пройдем по территории полигона, где лежат десятки тысяч невинноубиенных, посетим храм, возведенный на средства и силами родственников расстрелянных, попробуем восстановить картину ночи 17 февраля 1938 года, когда было расстреляно 502 человека, посетим небольшую выставку, посвященную жертвам Бутовского полигона в бывшей конторе имения Зиминых, использовавшейся в 1930-50 г.г. как подсобное помещение, познакомимся с работой археологов за последние годы. Нам нужна эта правда о Бутове.
    Кандауров Николай Андреевич был реабилитирован 2 августа 1991 года. Семья получила соответствующую справку из Прокуратуры Московской области и возможность поклониться тому месту, где он остался навечно. В 2000 году на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви протоиерей Кандауров Николай Андреевич был причислен к лику святых.

Узнала я, как опадают листья,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводят на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною.

/ .А.Ахматова /.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

Документ № 1. Из Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий”:
    Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишение гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свободлиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшиеся по решению судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами.

Документ № 2. Приказ № 00439 от 25 июля 1937г. об аресте в 5- дневный срок подданных, “немецких шпионов..,осевших в совучреждениях” по всей территории страны.

Документ № 3. Приказ № 00447 от 30 июля 1937 г. по “репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов”.
    Антисоветские элементы: “члены антисоветских партий, бывшие белые, жандармы, чиновники царской России, каратели, бандиты, бандоспособники, сектанские активисты, церковники и прочие, содержащиеся в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях”. Антисоветские элементы разбивались на две категории:

  1. Все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов, которые подлежали немедленному аресту и по рассмотрению их дел на тройках – расстрелу.
  2. Менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 – 10 лет.

Документ № 4. Из совершенно секретного доклада Прокурору СССР М.И.Панкратьеву и Главному военному прокурору РККА Гаврилову о результатах проверки проведения массовых операций в Туркмении. 23 сентября 1939 г.
    Массовые аресты аппаратом НКВД ТССР начали с августа 1937 г.,т.е. с момента введения в действие приказа  НКВД № 00447. Когда весьма скудный оперативно-агентурный учет антисоветского элемента был исчерпан, необоснованные аресты начали проводить в массовом порядке только лишь для выполнения лимитов…При производстве этих арестов не принимались во внимание ни возраст, ни прошлая и н настоящая деятельность человека. Достаточно было случайно оказаться на рынке и попасть под облаву, для того чтобы быть арестованным и подвергнутым допросу по обвинению в антисоветской деятельности – шпионаже, принадлежности к контрреволюционной организации.
    Документы во время облав у задержанных не проверялись, а после ареста арестованный попадал на “конвейер”, подвергался избиению и “давал” показания по заказу следователя. В феврале месяце 1938 г.впервые в НКВД ТССР, был введен так называемый “массовый конвейер”. “Массовый конвейер” состоял в том что в специально отведенное помещение ставились лицом к стене десятки арестованных, которым специально назначенный дежурный по “конвейеру” не давал спать и ложиться до тех пор, пока они не согласятся дать показания, требуемые следователем. “Упорствующие” арестованные на “конвейере” подвергались также избиениям, заковыванию в наручники или связыванию. Установлено весьма большое количество случаев, когда арестованные выдерживались на “конвейере” по 30 – 40 суток без сна.
    На этих массовых “конвейерах”, или, как их еще называли “конференциях”, периодически устраивались поголовные избиения арестованных пьяными сотрудниками, доходившими до изуверства. Например, следствием установлено, что начальник отделения 5 отдела Глотов неоднократно, в пьяном виде, с ватагой других сотрудников, являлся в помещение, где был организован “конвейер”, и повальным избиением арестованных авиационным тросом добивался того, что почти все “сознавались” в шпионаже. Садист Глотов дошел до того, что, издеваясь над арестованными, стоявшими на “конвейере”, заставлял их под напев “барыни” танцевать, “подбадривая” тех, кто плохо танцевал, уколами раскаленного шила.
    В дорожно- транспортном отделе ГУГБ НКВД Ашхабадской железной дороги сотрудники, вымогая показания у арестованных, выщипывали или из бороды, или из головы волосы, подкалывали иголками пальцы, вырывали ногти на ногах и т.п.
    Избиения арестованных очень часто заканчивались убийствами. Следствием установлено около 20 случаев убийств арестованных во время допросов…
    Одним из самых возмутительных способов вымогательств показаний у арестованных, несомненно, являлся так называемый допрос “на яме”. Сущность этого допроса состояла в том, что арестованного, который, несмотря на применение “конвейера” и избиений, упорно не сознавался, следователи в числе осужденных к расстрелу вывозили за город к месту приведения в исполнение приговоров и, расстреливая в его присутствии осужденных, угрожая расстрелом ему самому, требовали, чтобы он сознался. Такой допрос обычно заканчивался оговором десятков и даже сотен в большинстве ни в чем не повинных людей.
    Низовые работники, будучи менее искушенными в провокациях, прибегали к более грубым подлогам. Они составляли протоколы допросов от имени не существующих в природе свидетелей и сами подписывали эти подложные протоколы; они составляли фиктивные протоколы обысков о якобы найденных крупных суммах денег, оружии и т.п.; они составляли подложные справки о социальном, имущественном положении обвиняемых, превращая колхозников, бывших бедняков и середняков, в кулаков и середняков, рабочих – в бывших белогвардейцев, участников антисоветских партий и т.д.
    Обычно для подтверждения “виновности” арестованного допрашивались два – три человека подставных свидетелей, которые никаких показаний по существу не давали, а подписывали протокол, заготовленный и сочиненный следователем; к делу приобщалась подложная справка о социальном происхождении обвиняемого, допрашивался обвиняемый, и дело направлялось на рассмотрение “тройки”. 


Из Обвинительного заключения.


.

2.02.2005